Брексит оптом и в розницу

Прошедшее воскресенье будет отмечен в календаре Терезы Мэй как самый лучший день в её политической карьере. Спустя два с половиной года после референдума по Брекзиту, пройдя сквозь «огонь» жестких внутрипартийных баталий, она, наконец, получила основание торжествовать победу. Воскресный Саммит Евросоюза одобрил её вариант Политической декларации и Соглашения об условиях выхода Великобритании из ЕС

Можно сказать, что оптовая «сделка» с Брюсселем вполне удалась. Теперь ей предстоит «продавать» свой Брекзит «в розницу»: своему собственному Парламенту и при чем – буквально по пунктам. Начиная с 26 страниц Политической декларации и заканчивая 585-ти страничным Соглашением. А, как известно, «предпродажная» обстановка в Палате Общин пока что не обещает ничего хорошего.

Однако, повод для некоторого оптимизма у Мэй появился после публикации результатов опроса общественного мнения газетой Daily Mail во вторник 27 ноября. Согласно данным поллстера Survation, опросившего 1030 респондентов, 52% считают, что сделка с ЕС, достигнутая Терезой Мэй, не идеальна, но – лучшая из всех на сегодняшний день. Только 19% с этим не согласились. По вопросу о том, должны ли парламентарии поддержать эту сделку, голоса разделились почти поровну: 41% сказали «да», но 38% — «нет». Ухудшится ли положение Великобритании, если она останется в ЕС? «Да» — считают 47%, «нет» — 24%.

Последние цифры вроде бы свидетельствуют о том, что уверенное большинство британцев поддерживает Брекзит, и все разговоры на тему повторного референдума – это лишь запоздалый пиар проигравших Remainers. Однако, не все так просто. В том же опросе выяснилось, что 48% считают необходимым вынести на референдум вариант Брекзита, который Мэй согласовала с ЕС. Против чего возражают лишь 34%. А что более всего должно Мэй огорчить, так это мнение тех же 48% о её судьбе в случае отрицательного голосования в парламенте: она должна уйти в отставку. Легкое утешение для неё в том, что все-таки 40% так не считают.

Такой расклад мнений в публике довольно точно отражает ситуацию, сложившуюся в парламенте накануне первого голосования (meaningful vote) по Брекзиту в варианте Мэй-ЕС. В том смысле, что в стенах Вестминстера и в политическом классе (к которому принадлежат эксперты и журналисты) в целом на сегодняшний день господствует убеждение: вариант через парламент не пройдёт. В связи с этим выстраиваются различные сценарии дальнейшего развития событий – вплоть до вероятности второго референдума с постановкой «гамлетовского» вопроса. Но всё по порядку.

Сначала рассмотрим первый сценарий, в котором Тереза Мэй, ведущая кампанию по всей стране в поддержку достигнутого соглашения с ЕС, все же «продавливает» его через Палату Общин. Ставя перед парламентариями жесткий выбор: или уходим по-моему – упорядоченно, согласованно и предсказуемо, или – «No deal», апокалиптический хаос с непредсказуемыми последствиями. Если «прогибаются» некоторые из её нынешних тори-оппонентов и некоторое число из фракции лейбористов, то Соглашение с ЕС в целом принимается.

Однако в дальнейшем оно должно быть оформлено в виде конкретных законов, и тут проблемы могут возникнуть. Хотя бы потому, что партнеры по коалиции – демократические юнионисты Ольстера (DUP) данное Соглашение поддержать отказались. И может получиться так, что Мэй теперь возглавляет правительство меньшинства, которое будет регулярно проигрывать все свои законодательные инициативы.

Второй сценарий выстраивается в том случае, если при первом голосовании 11 декабря вариант Мэй не проходит, но разрыв между голосами «за» и «против» не слишком велик, в пределах 10-20. В этом случае она может выйти на повторное голосование, которое пройдет уже на несколько ином политико-экономическом фоне. Не исключено, что она попросит Евросовет разъяснить некоторые позиции в Соглашении, вызывающие опасения у ряда членов её фракции (например, по одиозному «backstop’у»). А падение рыночных индексов Великобритании будет столь значительным, что вторично парламентарии не решатся блокировать «deal». Это будет означать возврат к первому сценарию с той поправкой, что перспективы проведения Соглашения в законодательство могут оказаться более благоприятными.

Сценарий третий. Серьезные проблемы ждут Мэй, если на первом голосовании она проигрывает с разрывом в полсотни (и более) голосов. Очевидно, что на второе голосование выходить бессмысленно, и она остается на позиции: моему плану альтернативы нет. Правительство будет вынуждено активизировать подготовку к варианту «No deal». В самой фракции тори, однако, могут усилиться позиции тех, кто изначально был против плана Мэй и в Комитете-1922 окажется минимум 48 писем с выражением недоверия ей как лидеру партии.

Это повлечет за собой голосование во фракции с вероятностью того, что ни один из её конкурентов не сможет победить. Есть, правда, фактор BoJo, который Мэй игнорировать не может. Ведь согласно рейтингу самых популярных консервативных политиков от YouGov она – на втором месте с теми же 32%, что и Борис Джонсон. Однако, этот рейтинг нужно учитывать в совокупности с другими данными. В частности, в результатах опроса Survation есть специальная раскладка голосов избирателей – сторонников тори, которая показывает, что в данной ситуации за её отставку будет 37%, а против – 50%.

Разумеется, не избирателям решать, уходить ли Мэй в отставку с поста лидера партии, но парламентарии чутко отслеживают настроения в своих округах. И vox populi может оказаться тем «спасательным кругом», который поможет Мэй выплыть из «воды» парламентских злоключений. Хотя бы на время.

Однако то же самое время внутренних «разборок» среди консерваторов не будет терять и «наилояльнейшая оппозиция Её Величества». Поскольку перспектива выхода Соединенного Королевства из ЕС без соглашения – то есть в режиме ВТО – становится угрожающей реальностью (29 марта все ближе!), лейбористы начнут искать альтернативы. Например, попробовать создать межпартийную коалицию за то, чтобы остановить действие ст.50 Лиссабонского договора (неформальная конституция ЕС) и фактически отозвать британскую заявку о выходе из Евросоюза. Или найти вариант более «мягкого» Брекзита (например, Британия остается в составе Таможенного союза ЕС).

И, кстати, это будет очень подходящее время для лейбористов поставить в повестку дня вопрос о досрочных парламентских выборах. В этом случае Палата Общин должна будет проголосовать «за» двумя третями. На что, скорее всего, тори не пойдут, несмотря на то, что очередной опрос YouGov от 16-19 ноября дает им 39% на ближайших выборах против 36% у лейбористов. «Обжегшись» дважды на оптимистических прогнозах за последние два с половиной года (референдум по Брекзиту и досрочные выборы в прошлом году), тори предпочтут нынешнюю «синицу в руках».

Некоторые британские аналитики рассматривают четвертый сценарий, в котором может получиться так, что Мэй будет вынуждена уйти как бы «добровольно-принудительно». В стиле Маргарет Тэтчер. Это может случиться, если провести свой план Брекзита через парламент не удается, но и нет никакой реальной альтернативы. Тогда у членов некоторых (поначалу) кабинета может появиться идея выйти на вариант «мягкого» Брекзита – по примеру Норвегии войти в Европейскую Экономическую Зону (European Economic Area).

Это могло бы получить поддержку у лейбористов и DUP – решается проблема североирландской границы. Но этот вариант получит поддержку, скорее всего, при том условии, что его будет предлагать и проводить в жизнь какая-то новая фигура. Поскольку Мэй с нынешним планом поставила на кон свою репутацию в качестве адекватного лидера. И ставка оказалась битой.

Сценарий пятый – самый невероятный, если считать, что отказ Терезы Мэй от самой возможности повторного референдума необратим. Но, все-таки. После двух провальных голосований группа парламентариев из разных фракций может сделать Мэй предложение: мы поддержим нынешний вариант, с поправкой, обязывающей проголосованное соглашение поставить на референдум. С четким выбором: «за» Брекзит в редакции Мэй или «за» Британию в Евросоюзе.

И возникает вопрос: пойдет ли Мэй «на принцип» или все-таки решится поменять позицию и согласиться на референдум? Цифры, приведенные в опросе Survation, вроде бы свидетельствуют о том, что небольшое, но все же большинство – поддерживают нынешний вариант Брекзита. Однако, насколько само согласие Мэй пойти на новый референдум после стольких раз повторенных ею в разных местах слов о невозможности «предать демократию» и не выполнить «поручение народа», проголосовавшего в 2016 г. за Брекзит, — насколько такое «переобувание в воздухе» скажется на её и без того, неоднозначной, репутации? И, стало быть, на доверии к её плану?!

Ведь в своем «Письме к нации», опубликованном в прошлое воскресенье еще до голосования в Брюсселе она утверждала: «С первого дня моей работы я знала, что у меня есть четкая миссия, которую я обязана исполнить от вашего имени и по вашему поручению: отнестись с уважением к результату референдума и обеспечить более светлое будущее для нашей страны на переговорах с ЕС о хорошей Брекзит-сделке». Что ж получится: народ доверил Мэй заключить хорошую сделку, а она даже не знает, хороша ли сделка, которую она уже заключила? И надо опять спрашивать у того же народа?

Эти пять базовых сценариев, конечно, дополняются различными вариациями, и, как в шахматах, возникает прогрессирующее количество вариантов, которые все труднее считать. Конечно, времени у Мэй еще достаточно – это не час сорок минут на 40 ходов – как на только что закончившемся матче за шахматную корону между Магнусом Карлсеном и Фабиано Каруана. До 11 декабря еще есть возможность и варианты посчитать, и агиткампанию провести, и с главным оппонентом поспорить. В частности, стало известно, что Мэй согласилась на формат дебатов с участием панели экспертов на ВВС в воскресный вечер 9 декабря. Однако Джереми Корбин предпочитает формат часовых дебатов один на один, предложенный на тот же вечер телеканалом ITV.

Учитывая, что Мэй первой бросил «перчатку», у Корбина преимущество в выборе места и «оружия» дуэли. В любом случае – show must go on.

Однако, от политического шоу под названием «Brexit» многие в Британии начинают уставать и даже разочаровываться и в персонажах, и в жанре как таковом. В частности, известный британский историк Джонатан Кларк (Jonathan Clark) разместил на портале conservativehome.com совершенно разгромную статью о Брекзит-плане Терезы Мэй. Он предположил, что отныне и навсегда на шее у Мэй будет висеть табличка с надписью BRINO – «Brexit in name only» (Брекзит лишь по имени). Подобно тому, как у её далекого предшественника премьера Невила Чемберлена после сделки с Гитлером в 1938 г. навсегда повисла на шее табличка с надписью «Appeasement» (Умиротворение).

Более того, Дж.Кларк предлагает свой сценарий развития событий – вариант выхода из нынешнего тупика. «Но есть ли, даже сейчас – спрашивает он, — какой-то выход? Наименее плохим тактическим сценарием может оказаться отсутствие большинства для любого варианта. Возможно смена премьер-министра лишь только замедлит развитие событий. И если так, то тогда политическая элита Соединенного Королевства – с её посредственностью, неловкостью, самообманом и карьеризмом – «накосячит» ненамеренно самый лучший вариант из всех – Брекзит на условиях ВТО. Закон ненамеренных последствий может взять верх над человеческой неадекватностью».

Вообще-то говоря, то, что Дж.Кларк называет «самым лучшим» — это тот самый «No deal». То есть просто выход Великобритании без всяких взаимных обязательств и торговля с Евросоюзом на правилах Всемирной Торговой Организации. С полной свободой заключать любые сделки с любыми странами на любых условиях. И ведь даже сама Мэй раньше неоднократно утверждала: «Лучше никакой сделки, чем плохая сделка». Но теперь, «продав» свой вариант Брекзита Брюсселю, она вышла на домашнюю розничную «продажу» с новым лозунгом: «Лучше моя сделка, чем никакой сделки».

Но неутомимый критик Терезы Мэй — её однопартиец Джейкоб Рис-Могг так не считает. А считает, что то, как правительство под её руководством реализует результат референдума, — есть подрыв веры народа в ключевой политический институт. Поскольку все обещания консервативного Манифеста на выборах 2017 года не только не выполнены, но все делается наоборот. Страна не выходит полностью из Таможенного союза и Единого рынка; Северная Ирландия зависает в непонятной ситуации из-за проблемы сохранения, беспрепятственной границы с Ирландией (backstop); самостоятельно выйти из этого состояния Британия не может; юрисдикция Европейского суда во многом сохраняется.

Наконец, за что платить 39 млрд фунтов стерлингов, если это – «non-Brexit Brexit»?!

А тут еще и управляющий Банка Англии Марк Карни (Mark Carney) опубликовал то ли прогноз, то ли предсказание на счет того, что экономика Великобритании сильно пострадает в случае в случае «cliff-edge Brexit» — то есть выхода Британии из ЕС без соглашения. И надо же – как раз незадолго до голосования в парламенте. Как-то случайно совпало? Не выполняет ли М.Карни заказ «своих политических боссов», заинтересованных в том, чтобы Палата Общин проголосовала «за»?

Вообще, если подорвано доверие к Правительству, к Банку, а отчасти уже и к государственной службе и даже судебной системе, — то есть к важнейшим институтам государства, то что же будет дальше? Дж.Рис-Могг завершает свою статью в The Telegraph таким пассажем: «Поскольку британские институты теряют уважение из-за пренебрежения к людям, то в ответ может возникнуть еще больше популистских движений, которые, в конечном счете, окажутся хуже для тех, кого они стремятся представлять. Демократия будет процветать только тогда, когда политики будут верны своему слову, а институты будут функционировать как им предписано».

Сказано это к тому, что Тереза Мэй со своим Брекзитом – подрывает британскую демократию. Высокообразованный интеллектуал, знаток британской истории знает, о чем пишет. Так или иначе, но аналогия со знаменитым Гаем Фоксом (Guy Faweks) – собиравшимся подорвать Парламент 5 ноября 1605 г., у многих догадливых членов нынешнего Парламента должна возникнуть. И вряд ли к лучшему для Мэй. Мало ей Чемберлена.

Леонид Поляков, «Политаналитика»

Источник: news-front.info