Блок НАТО теряет нервы — не получается загнать Сербию и БиГ в свои ряды: мнение

Босния и Герцеговина стоит на пороге самого серьезного политического кризиса с момента подписания Дейтонского мирного соглашения в 1995 году. Заявил профессор международных отношений из Университета в Восточном Сараево (БиГ) Срджан Перишич

Напомним, что органы власти на уровне Боснии и Герцеговины после последних выборов, прошедших в стране в октябре 2018 года, все еще не сформированы. Лидеры ведущих партий Боснии и Герцеговины — Милорад Додик, Бакир Изетбегович и Драган Чович («Союз независимых социал-демократов», «Партия демократического действия» и «Хорватский демократический союз») в начале августа в Сараево подписали договор об основных принципах, на которых будет сформирован Совет министров (правительство Боснии и Герцеговины). Во время переговоров спорным местом стало принятие годовой программы активации Плана действий по членству в НАТО, на чем настаивала «Партия демократического действия». В итоге было достигнуто соглашение о том, что по всем вопросам, связанным с членством страны в НАТО, правительство будет действовать на основании Конституции и законодательства, учитывая позицию всех уровней власти и все их решения по поводу интеграционных процессов. Две недели спустя член Президиума БиГ Шефик Джаферович заявил, что причина всех проблем вокруг формирования правительства Боснии и Герцеговины кроется в том, что представители Республики Сербской пытаются воспрепятствовать вступлению страны в Североатлантический альянс, и что для БиГ «нет другого пути, кроме пути в НАТО».

Перишич напомнил, что Босния и Герцеговина не имеет правительства в привычном смысле этого слова, как, например, Россия или Сербия. Исполнительная власть сконцентрирована в Президиуме Боснии и Герцеговины, а Совет министров является практически вспомогательным государственным органом, пояснил он.

«Дейтонская конституция придумана по модели американской системы, эту конституцию и сочинили в основном американцы. Тем не менее, за последние 24 года, с момента окончания войны на территории БиГ, последовательно предпринимались попытки (мимо конституции страны) превратить Совет министров в правительство», — добавил эксперт, отметив, что как раз в этом и кроется предыстория всех сегодняшних проблем вокруг формирования Совета министров БиГ.

По словам эксперта, в конституции Боснии и Герцеговины четко обозначено, что Совет министров формируется из представителей партий всех трех государствообразующих народов, которые на выборах получили больше всего голосов. Так на последних выборах, которые прошли осенью 2018 года, в Республике Сербской победили политические силы, сконцентрированые вокруг Милорада Додика, напомнил он.

«Тем не менее, представители Североатлантического альянса 5 декабря, непосредственно после формирования Президиума БиГ, пришли к мысли, что формирование Совета министров надо увязать с подписанием плана действий о вступлении страны в НАТО. Если будет активирован третий уровень сотрудничества с альянсом, тогда Республика Сербская получит три министерских кресла на уровне Боснии и Герцеговины. Это практически шантаж», — рассказал Перишич.

При этом Перишич отметил, что вступление отдельного государства в НАТО является стратегическим вопросом.

«А что этим получит Республика Сербская? Всего лишь три министерских кресла и одно место председательствующего Советом министров?», — задался вопросом эксперт.

По мнению Срдажна Перишича, Республика Сербская вступлением в Североатлантический альянс не получит ничего, кроме перспективы постепенного исчезновения.

«Перспектива вступления в НАТО больше всего радует бошнякских политиков, потому что они воспринимают альянс как инструмент лишения Республики Сербской прерогатив власти. За последние 24 года многие компетенции перешли из Республики Сербской на уровень государственных институтов Герцеговины. Милорад Додик в последнем десятилетии остановил как раз этот процесс. Бошнякские политики знают, что вступление страны в НАТО привело бы фактически к упразднению Республики Сербской», — отметил эксперт.

Перишич также подчеркнул тот факт, что большинство населения Республики Сербской противится вступлению в НАТО, и поэтому ее парламент ранее принял резолюцию о военном нейтралитете.

«В случае присоединения к альянсу очень быстро военная инфраструктура НАТО появилась бы в Боснии и Герцеговины, и мы практически стали бы врагами России. Граждане Республики Сербской это тоже понимают. Наши военнослужащие могли бы оказаться на границах России, с оружием в руках, например, в Прибалтике или в Польше. Этого сербы не хотят», — продолжил он.

Затем, отметил эксперт, так как Сербия придерживается военного нейтралитета, граница между Сербией и БиГ на реке Дрина стала бы границей, которая разделяет сербов на тех, которые в НАТО и которые вне НАТО.

«В подобной ситуации сербы уже оказались во время Первой мировой войны. Это неприемлемо — сербы повернули бы стволы в сторону Сербии» — заявил Перишич.

Следующим спорным моментом, продолжил он, стало бы то, что на территории Боснии и Герцеговины при ее интеграции в НАТО могли бы оказаться системы ПРО альянса, так же, как в Польше или в Румынии.

«Мы могли бы стать легитимной мишенью для России», — допустил он.

При том, нельзя исключить и финансовый момент — Республика Сербская была бы обязана выделять 2% ВВП на издержки НАТО, и это усугубило бы и так сложное экономическое положение на этой территории, добавил Перишич.

«Поэтому считаю, что БиГ вступает в период самого острого кризиса с момента подписания Дейтонского соглашения, и это вина Запада, Североатлантического альянса и их последователей в Боснии и Герцеговины, в первую очередь, бошнякской политической элиты. НАТО теряет нервы, потому что пока никак не получается загнать Сербию и БиГ в свои ряды. Их мало волнуют интересы бошняков или Боснии и Герцеговины, им важно обеспечить надежный тыл в случае продвижения в сторону России», — подытожил Срджан Перишич.

EADaily

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Источник: news-front.info